Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:11 

ГЛАВА 8. Забыться сном, и сны, быть может, видеть в нём.

Julia Angels
Не бойся холодных зимних ветров, ибо они несут семена будущего лета.
Вычитано!

Всё, завязываю переводить названия буквально))
А то и вас запутаю, и сама запутаюсь.


Название: Забыться сном, и сны, быть может, видеть в нём.
Рейтинг: PG-13
Комментарий: В этой главе начинает раскрываться прошлое Ангела, в частности то, как он стал вампиром.
Сестра Лиама - Кэти была Истребительницей, а их отец - Главой Совета Наблюдателей. В частности сам Лиам должен был стать Наблюдателем, и после случая с ним, Совет разработал защиту для своих, чтобы увеличить природную сопротивляемость Наблюдателей к вирусу Чумы. После этого больше ни один Наблюдатель не заражался. Возможно то, что ещё при жизни Ангел был сверхъестественным существом оказалось причиной того, что он после обращение был сильнее, чем положено и лучше владел собой.

ГЛАВА 8.
Забыться сном, и сны, быть может, видеть в нём.


- Шекспир, «Гамлет»

Хольц потребовал отчёта уже на следующий вечер.
- Ну что?
- Я не многое узнал.
Ангел мог рассказать сейчас о клубе Каритас и обо всём остальном, что произошло вечером, но он ещё не обсуждал это с Баффи. Он не хотел, чтобы она снова узнала всё последняя. Он не хотел, чтобы она думала, что он не доверяет ей.
- Браво! – сухо сказал Хольц, впервые проявив что-то отдалённо напоминающее чувство юмора. – Ты великолепный шпион!
Ангел нахмурился.
- Ему не нужно было что-то говорить вообще. Он был очень близко к краю.
Хольц подался вперёд из кресла, вдруг заинтересовавшись в разговоре, который начинался как формальность.
- Ты о чём?
- Его взгляд и поведение, - ответил вампир. – Я видел такое раньше, в лагерях. Я не знаю, что Уолш делает там с ними, но это намного хуже.
- Пытки?
- Определённо. Моральные, эмоциональные, возможно даже физические. Хотя физических следов на них, разумеется, не остаётся. Очень удобно.
Глава Совета задумчиво кивнул и потёр подбородок.
- Мы всегда поражались тому, какую силу она использует, чтобы держать своих DHST под контролем.
Ангел помрачнел.
- Это всё совершенно законно. В Городе не существует правил хорошего обращения с вампирами, - заметил Хольц.
- Может быть, Совету следовало бы пересмотреть свою политику, - процедил он сквозь зубы.
Хольц молча смотрел на Ангела несколько мгновений.
- Ангел... – начал он, впервые обратившись к вампиру по имени. – Согласно установленным правилам, вампиры не более чем бесплатная рабочая сила. Они не могут иметь прав. Они живут в Городе только благодаря щедрости Совета.
Низкое рычание вырвалось из груди Ангела, и Хольц усмехнулся.
- Приятно видеть, что в тебе ещё есть огонь. Ты блестяще прошёл все испытания и выдержал тренировки, и я знаю, что у тебя есть душа. Но честное слово, я уже начал сомневаться, есть ли у тебя сердце и хоть какие-то эмоции.
Ангел сделал глубокий ненужный вдох, не зная радоваться ему или раздражаться, что Хольц просто провоцировал его.
- Что бы Уолш не задумала, не думаю, что это что-то хорошее, - сказал Ангел, наконец.
Наблюдатель кивнул.
- Я знаю. Я видел, что эта женщина эгоистична и одержима властью. Но я не думал, что она окажется социопатом. К сожалению, она не делает ничего, что бы напрямую противоречило законам. Мы не можем вмешиваться, пока у нас не будет неопровержимых доказательств. Если мы хотим достать её, то мы должны найти способ получить больше информации от её последователей.
Ангел кивнул, про себя вздохнув с облегчением. Хольц оказался не таким бесчувственным чудовищем, каким он считал его раньше. Оказалось, что за маской хладнокровного и образцового Главы Совета Наблюдателей ещё осталось что-то человеческое.
Хольц передал ему папку.
- Здесь у нас есть несколько сообщений от изгнанных DHST. Вы с Баффи должны проверить это.
Кивнув, вампир повернулся, чтобы уйти.
- И... Ангел...
Он снова обернулся.
- Одобряю я лично это или нет, но по законам Совета ты не больше чем животное. Большинство жителей воспринимает таких как ты либо как угрозу, либо как мусор. У тебя нет здесь никаких прав.
- Я уже знаю это, - сухо ответил Ангел.
- Просто убедись, что Баффи тоже об этом не забывает. Она считает тебя человеком, но она ужасно наивна в некоторых отношениях. Ты животное, вампир. Люди ждут, что тебя привлечёт невинность. Она, однако, Истребительница, и она не может позволить себе сделать даже малейшую ошибку. Совет жесток. Он не забывает и не прощает.
Ангел уже снова надел свою непроницаемую маску, когда кивнул Хольцу.
- Я всего лишь её покорный слуга, - ответил он уклончиво.
***
Ангел, хромая, вошёл в библиотеку вслед за Баффи. Она выглядела ещё хуже, чем он, прижимая к себе раненую руку. Несмотря на своё состояние, он не мог подавить защитный инстинкт. Хотя он знал, что она могла себя защитить, он не отходил от неё ни на шаг.
- Я надеюсь, вы нашли что-то стоящее? – начал Хольц без предисловий.
- Не слишком много, - поморщилась Баффи. – Мы нашли гнездо изгнанных DHST в Пустошах, они скрывались на старых складах. Они были довольно жестокими. Хорошие бойцы. Но, кроме них, там небыло никаких следов.
- Вы не нашли никаких следов связи с Уолш? – нахмурился Хольц.
- Ничего, – Истребительница покачала головой. – Они казались самостоятельной группой.
- Чёрт! – Наблюдатель развернулся и стремительно вышел из библиотеки.
Баффи устало смотрела, глядя, как её приёмный отец ушёл, даже не поинтересовавшись её состоянием. Ангелу хотелось приложить человека чем-нибудь тяжёлым. Из разговора несколько часов раньше он понял, что Хольц заботился о Баффи. Но он никогда не позволял ей знать этого.
Ангел обернулся и увидел Джайлза, входящего в комнату. Наблюдатель был погружён в книгу даже на ходу. Он негромко кашлянул, чтобы привлечь внимание. Джайлз оторвался от книги и удивлённо моргнул, увидев, в каком они состоянии.
- Боже мой! – Наблюдатель тут же бросился за аптечкой.
Баффи слабо улыбнулась, когда Джайлз чуть ли не силой усадил её на диван и осторожно обработал и перевязал все раны, продолжая говорить с ней тихим, успокаивающим голосом.
Ангел с лёгкой улыбкой смотрел, как добрый Наблюдатель заботится о своей подопечной. Баффи возможно не замечала, но он знал, что в заботе Джайлза крылось куда большее, чем беспокойство Наблюдателя о своей Истребительнице. Он любил девушку очень сильно, настолько, насколько может отец любить своего ребёнка.
Скоро Баффи начала зевать и по-детски тереть глаза. Джайлз закрепил последний пластырь, и она свернулась калачиком на диване. Ангел мягко улыбнулся. Она выглядела сейчас такой милой и беззащитной. Он сомневался, что она многим позволяла увидеть себя такой.
- Твоя очередь, - Джайлз перевёл взгляд на Ангела, указывая на место рядом с ним. Не видя смысла спорить, Ангел устроился на диване и позволил Наблюдателю обработать свои раны. Сломанный палец сейчас причинял больше всего неудобств, но, не смотря на заявления, что вампир не может подхватить инфекцию, его раны были тщательно обработаны антисептиком. Вампир был благодарен хотябы за то, что обошёлся без бинтов.
Закончив, Джайлз рассеянно оглядел остатки разорванной рубашки Ангела и встал с дивана.
- Пойду, поищу что-нибудь на замену твоей рубашке.
Он оставил Ангела наедине с уже спящей Истребительницей.
Ангел смотрел на неё, такую беззащитную во сне. Он слегка повернулся и откинулся на мягкие подушки. Постороннее движение заставило Баффи немного изменить позу, устраиваясь поудобнее, но она так и не проснулась. Она потянулась рукой за подушкой, но вместо неё нашла Ангела. Со вздохом, она свернулась рядом с ним, положив голову ему на грудь и обняв за талию.
Ангел был слишком нервным, чтобы хотябы пошевелиться. Он ждал, что Баффи сейчас проснётся и оттолкнёт его. Но она не просыпалась, а только тихонько пробормотала что-то во сне и вздохнула.
Ангел грустно улыбнулся, почувствовав знакомую боль в груди. Не удержавшись, он обнял её и уткнулся носом в мягкие золотистые волосы, вдыхая её сладкий запах. Она снова издала невнятный сонный звук и теснее прижалась к нему.
Он поцеловал её в макушку и наконец, позволил себе заснуть.
***
- Нет! – закричала она, почти срывая горло. – Он не мёртв, папа!
Она плакала, её взгляд был затуманен слезами, и она только крепче прижимала к себе большое тёплое тело, защищая от верной смерти, которая ждала его в руках их отца.
- Кэти, девочка, не делай этого, - грубый мужской голос почти умолял. Он пытался силой отнять его у неё, но ничего не вышло, теперь пытался добиться своего просьбами и мольбами.
Она только прижала его крепче к себе, защищая и оберегая. Несмотря на то, что они думали, что она не права, они не смели отнять у неё её драгоценную ношу. Никто не смел противостоять ей. Времена были тяжёлые, и Истребительница была крайне важна. Даже если бы они могли справиться с ней, они не пытались. Им необходима была Истребительница, а ей было необходимо это бессознательное тело в её руках.
Баффи сжала руки. Она чувствовала тёплое человеческое тело сквозь слои одежды. Едкий запах смерти и страданий пропитал всё в этом месте.
Это было не по-настоящему. Ну, или, по крайней мере, это не происходило сейчас. Это были воспоминания, далёкая память другой Истребительницы, одной из её предшественниц. Это случалось с ней раньше: когда она была призвана, или в ночь, когда она убила своего первого вампира. Но эти видения никогда ещё небыли настолько реальны. Она уже давно не сопротивлялась снам, потому что это было бесполезно. Это было похоже на просмотр фильма глазами одного из участников. Что бы она ни сделала, это бы не изменило ситуацию, всё шло своим ходом. Лучшим выходом было просто позволить этому пройти мимо – и наконец, проснуться.
- Он проклят! – с презрением сказал мужчина. – Он должен быть уничтожен, как и все остальные.
Слёзы жгли ей глаза, она дрожала от сдерживаемых рыданий. Отца ничто не волновало, он не понимал. Он никогда не понимал их связи. Осторожным и нежным движением она смахнула грязные, спутанные волосы с лица своего брата.
- Лиам... мой ангел, - тихонько прошептала она.
Если бы Баффи владела собственным телом, она бы вскрикнула. Но тело во сне не принадлежало ей, и её рука продолжила движение по грязному и измученному, но всё равно красивому лицу. Лиам, так его звали. Но она знала его как Ангела. Её Ангел... Он был грязный и больной, но тёплый, как человек. На самом деле, он был таким горячим, что почти обжигал её руки сквозь ткань рубашки. И от него пахло смертью.
Человеческая смерть Ангела.
Когда другая Истребительница заплакала, в этот раз Баффи почувствовала, что плачет вместе с ней.
- Он сможет выжить! Пожалуйста, папа...
-Кэти, твой брат сам навлёк это на себя. Он позор для нашей семьи и не стоит твоей заботы. Давай просто покончим с этим.
Баффи покачала головой, одновременно с другой Истребительницей, крепче прижимая Ангела к себе. Он был не виноват в этом. Его отец, отец другой Истребительницы, Глава Совета... требовал его смерти. Логически, Баффи знала, что это безнадёжно. Она знала Ангела как почти трёхсотлетнего одушевлённого вампира. Она понимала, что это просто воспоминание, что она ничего не сможет сделать, но это не удерживало её от желания попробовать. Потому что другая Истребительница не собиралась сдаваться.
Её накрыла темнота, а когда в глазах вновь прояснилось, она поняла, что находится в крошечной сырой комнате, рваные куски ткани прикрывали окна, чтобы не пропускать солнечный свет. С последней сцены прошли недели, а становилось только хуже. Ангел всё ещё цеплялся за жизнь, но Баффи знала, что это безнадёжно, потому что и другая Истребительница понимала это. Он ослабевал всё больше с каждым днём, становясь всё более чувствительным к солнцу, его тело постепенно становилось холоднее, хотя лихорадка не проходила.
Истребительница не покидала эту комнату ни на минуту. Она не могла. Она не могла больше смотреть в глаза своему отцу. Он запретил ей помогать брату, но ей было всё равно. Она принесла его домой, а с ним – смерть... Болезнь Лиама до сих пор быстро распространялась по городу, несмотря на все её усилия. Их мать была мертва, став одной из многих жертв эпидемии. Она не восстала как вампир, но это не делало их потерю легче. Болезнь, о которой ещё недавно даже не слышали, добралась и до их города. Тела мёртвых валялись на улицах, город почти вымер.
Как Истребительница, она обладала иммунитетом к вирусу, её отец тоже оказался более устойчив. После случая с Лиамом, Совет уже разрабатывал защиту для своих, чтобы увеличить природную сопротивляемость Наблюдателей против болезни. Но смертельная инфекция, казалось, решила поглотить всё в этом мире, включая Лиама и их мать.
И всё это было её виной. Она опустила голову и заплакала.
Её собственная слабость, её неспособность расстаться с ним стоила им всем так дорого. Она знала, что, в конце концов, потеряет его. Она всегда знала это.
Она обернулась, и маленькая комната исчезла. Была зима, её тело онемело от холода и ослабло от голода. Ангел стоял на поляне, далёкий и дикий, как лесной волк. Теперь он был лишён человеческих слабостей, которые причиняли ей такую боль. Он просто смотрел на неё, и его глаза были так темны, что казались чёрными.
- Мне так жаль... – прошептала она.
Несмотря на расстояние, он услышал, и опустил голову. Его лицо выражало скорбь.
Он не хотел этого, она знала. Он предпочёл бы умереть человеком, чем стать одним из ходячих мертвецов, вынужденных питаться кровью.
Но она всё ещё не могла его отпустить.
Когда он поднялся после смерти, их отец проклял его, назвав его демоном и пытаясь изгнать с помощью молитв и крестов. У Лиама был иммунитет к крестам, но он не обладал подобным иммунитетом к ненависти и отвращению в голосе собственного отца. Отец презирал его ещё человеком, теперь же он был для него не более чем просто демоном.
Она знала, что он покидает её навсегда, уходит в Пустоши – полностью вымершие земли, где существовали другие подобные ему. Но это была не жизнь, это было выживание.
- Это я подвёл тебя, Кэтлин... – тихо сказал он, опустив глаза.
Она зажмурилась, и снова слёзы потекли по лицу. Она знала, что он предпочёл бы умереть и избавить её от ужасов его болезни. Но этого не случилось, и теперь он был жив, когда столько других людей были мертвы. Его мать – любящая, заботливая мать, которая всегда защищала его – была в могиле из-за него.
- Нет, - шептала она. – Нет. Это не твоя вина...
Но когда она открыла глаза, его уже небыло. Он ушёл.
Навсегда.

***
Баффи проснулась и медленно открыла глаза. Слёзы всё ещё текли по щекам, она подавила рыдание. Она обнимала спящего Ангела, крепко прижимая его к себе. Он спал и выглядел таким... беззащитным, уязвимым.
Она несколько раз моргнула, привыкая к тусклому освещению в библиотеке своего отца и стряхивая остатки чужих воспоминаний и эмоций. Она села осторожно, стараясь не разбудить его, и вытерла щёки тыльной стороной ладони.
Она всё ещё могла чувствовать боль Кэтлин в своей груди, но глядя сейчас на Ангела, она чувствовала, что часть этой боли рассеивается, будто Кэти наблюдала за ними и оберегала их сквозь время и расстояние. Хотя Ангел не постарел ни на день с момента последнего воспоминания, он уже был не тем человеком. Время одновременно и закалило, и смягчило его. Его лицо было совсем близко, она могла видеть небольшую улыбку на его губах. Он выглядел... умиротворённым.
Он вздохнул во сне и слегка передвинулся к ней, притягивая её ближе к себе. Баффи позволила ему прижаться ближе и осторожно устроилась в его объятиях, уткнувшись носом в его шею. Он был тёплым от того, что они обнимались так долго, и Баффи расслабилась в его объятиях, наслаждаясь новым ощущением близости. Если бы он не спал, она бы не смогла позволить себе подобного, но сейчас она могла насладиться своим запретным плодом.
Ангел всегда так мало и неохотно говорил о своём прошлом, и она понятия не имела, какую боль он пережил. Она до сих пор могла почти физически чувствовать презрение и ненависть его отца. Он прожил жизнь с отцом, которому был безразличен. Впервые в жизни Баффи почувствовала, что нашла кого-то, кто в полной мере понимает, на что была похожа её жизнь. Глаза снова начали слипаться, и она не сопротивлялась сну, засыпая в объятиях вампира, ставшего вдруг самым близким ей существом.
***
На его стук в дверь довольно быстро ответила встревоженная и напряжённая Баффи. Ангел улыбнулся, но улыбка вышла немного нервной. Они заснули вместе на диване вчера вечером, но она ушла прежде, чем он проснулся, и он не имел возможности узнать, что она думала об этом.
Джайлз сегодня передал ему сообщение, что она хотела встретиться с ним в своей квартире, прежде чем отправиться на патруль.
- Пожалуйста, проходи, - сказала она официальным тоном, впервые приглашая его в свой дом.
Она отошла в сторону, позволяя ему войти. Кивнув, Ангел перешагнул через порог, но, пройдя несколько шагов, остановился.
- Что?.. – спросила Баффи настороженно.
- Хм... ничего, - быстро ответил он, стараясь, чтобы его голос ничего не выражал.
Она несколько секунд с подозрением разглядывала его, но потом повернулась и пошла вглубь квартиры. Ангел последовала за ней, стараясь держать свою челюсть на подобающем месте. Её квартира впечатляла, и впечатления это были не лучшие. Он бы в жизни не подумал, что Баффи может жить в подобной обстановке. Бессмыслица какая-то... Он был не самым проницательным человеком на свете, но у него был взгляд художника.
Баффи и её квартира совершенно не сочетались. Стиль Баффи был чистым, уютным, но минимальным. Она любила красивые удобные вещи, которые не бросались в глаза. Прежде всего, в окружающих вещах она ценила функциональность. Это помещение никоим образом не подходило под подобные определения. «Чрезмерность» было самым подходящим определением. В первую очередь, квартира была неуютно огромной, особенно для одного человека. Во-вторых, совершенно неудобна для Истребительницы. Вокруг всё было идеально прибрано, уложено... и неестественно. И розовое.
Он работал рядом с Баффи больше двух месяцев, и единственный раз, когда он видел на ней розовое – это было платье для Бала Совета. Тогда это смотрелось стильно, красиво и уместно, здесь же это казалось насмешкой над самой Баффи. Мебель была большая и «кукольная», и окружающая обстановка в стиле покоев избалованной принцессы угнетала. В большей степени, насколько он мог видеть – саму Баффи. В своём собственном доме она выглядела нервной и, совершенно очевидно, ей было здесь совсем неуютно.
Ежедневно находясь рядом с Истребительницей, Ангел научился распознавать язык её тела. На данный момент она была очень напряжена.
Сама она была одета в серый топ и свободные хлопковые брюки, её длинные светлые волосы были собраны в привычный пучок на затылке, и она была босиком. Очевидно, до его прихода она тренировалась, и теперь чувствовала себя неловко. Но почему? Ангел видел её в подобных нарядах каждый день, а на самом деле, на тренировках с ним она носила ещё меньше. Это не имело никакого смысла.
Когда они вошли в её кабинет, Ангел расслабился. Здесь как раз всё было привычным и очень подходящим для Баффи. Всё вокруг было на своём месте, чисто, уютно и опрятно. Стол выглядел часто используемым, оружие было аккуратно развешано на стенах, сменная одежда на привычном месте.
- Баффи... – тихо начал он. – О прошлой ночи...
Она резко обернулась, сердито сверкнув на него глазами. Она едва заметно покачала головой и одним взглядом попросила его молчать.
- Привет, - протянул мужской голос.
Ангел быстро обернулся и оказался лицом к лицу с молодым человеком. Парень был намного ниже него, поэтому он отвёл взгляд от Баффи, чтобы рассмотреть её спутника. Мальчик усмехнулся.
- Это твой новый Питомец, да? – спросил он, с явной насмешкой разглядывая Ангела.
- Он не Питомец, - ответила Баффи, пытаясь сохранить напряжённую улыбку на лице.
- Кто ты? – бросил Ангел мальчику.
- А-ангел, это Форд... – Баффи начала слегка заикаться.
Ангел снова перевёл взгляд на Истребительницу. Что, чёрт возьми, происходит? Бывало, что Баффи нервничала, но она никогда не вела себя так, будто она кому-то что-то должна, или перед кем-то извиняется. Очевидно, присутствие этого мальчишки не помогало ей чувствовать себя уютнее.
Форд усмехнулся.
- Он ужасно наглый, не так ли?
Глубоко в груди Ангела стало нарастать клокочущее рычание, он едва удерживался от желания обнажить клыки и зарычать на щенка. Быстро поняв, что происходит, Баффи вклинилась между ними, потянув Ангела за свою спину, с силой стискивая его запястье. Рычание тут же прекратилось.
- Форд, - начала она с нервным смешком. – Мы сейчас должны идти на патруль, но это не займёт много времени. Как насчёт того, чтобы встретиться в клубе позже?
Мальчик нахмурился, но, казалось, подумал над этим.
- Хорошо. Но не возись слишком долго. Я не хочу торчать там всю ночь.
- Я не задержусь, - пообещала Баффи, почти силой выводя Ангела из комнаты.
***
- Что это было? – требовательно спросил Ангел, когда они отошли на приличное расстояние от квартиры.
Баффи вздрогнула и посмотрела на него.
- Что? – выдавила она.
- Почему ты так себя ведёшь? – спросил он. – В тебе есть много качеств, но кротость никогда не была одним из них.
Она пошла по своему обычному маршруту для патрулирования, старательно игнорируя его слова.
- Баффи! – взорвался он, глядя на её отступающую фигуру.
Остановившись, она резко повернулась к нему лицом.
- Чего ты от меня хочешь?! Чтобы я обсуждала то, что заснула на диване с тобой перед парнем, с которым встречаюсь?
- Я не знаю, - ответил он с не меньшей злостью.
- Позволь мне прояснить для тебя несколько вещей, - заявила она, едва удерживая под контролем свой характер. – Форду итак достаточно трудно со мной. И ему точно не нужно знать, насколько дружественные отношения у нас с тобой!
- Почему нет?
- Потому что он и так уже считает меня достаточно странной, чтобы стараться реже появляться со мной на людях! – закричала она. В глазах стояли слёзы.
- Ангел смотрел на неё молча несколько минут, прежде чем снова заговорить.
- Ты живёшь ложью.
Баффи вздрогнула, но сделала ответный выпад.
- Да что ты? А ты на себя давно смотрел? Вампир, живущий в человеческом городе, охотящийся по ночам на свой собственный вид. Ты сам – одна сплошная ложь!
Ангел покачал головой.
- Я никогда не отрицал, кто и что я есть, - сказал он жестко. – Я вампир, да, но у меня человеческая душа. Я никогда намеренно не отнимал человеческую жизнь ради еды или удовольствия. Ты же полностью отрицаешь свою природу.
- Ничего я не отрицаю!
- Чёрт побери!.. Ты когда-нибудь осматривала собственную квартиру?! Наверное, нет. Потому что, я знаю, ты живёшь в своём кабинете и тренировочном зале, Баффи. Это единственные места во всей квартире, пахнущие как ты! Ты, наверное, избегаешь остального как Чумы!
Баффи ничего не ответила, только судорожно сглотнула, и Ангел продолжил.
- Ты думаешь розовая кукольная обстановка собьёт их с толку? Думаешь, быть кроткой и застенчивой, высказывать свои прихоти – это заставит Форда, Хольца и остальных считать тебя девочкой? Ты не девочка, Баффи, ты ЖЕНЩИНА. И ты никогда не должна стыдиться этого. И если они не могут смириться с тем, что ты сильная, умная, требовательная и чертовски сексуальная, то отправляй их к дьяволу! Но не смей прятать в тень свою истинную личность, в тщетной надежде, что если ты позволишь им управлять собой, они станут лучше к тебе относиться.
Глаза Ангела сверкали холодным огнём, пока он говорил. К его удивлению, по щеке Баффи пробежала слеза. Его взгляд тут же смягчился, и он инстинктивно протянул к ней руку. Она отступила на шаг от него, словно не желая прикасаться к нему. Она выглядела так, будто готова была зашипеть на него, как кошка.
- Я должна идти, - заявила она холодно. – Мой парень ждёт меня. Не стоит ждать меня, я буду очень поздно.
Она резко развернулась на каблуках, откинув волосы за плечо универсальным женским движением, и пошла прочь. Ангел только бессильно смотрел ей вслед, наблюдая, как она на ходу кипит от ярости.


запись создана: 22.10.2012 в 14:18

@темы: фанфикшн: переводное, Перевод: Приручение, Buffy/Angel (Бангел), Buffy Summers (Баффи Саммерс), Angel[us] (Ангел[ус])

URL
Комментарии
2012-10-30 в 20:51 

всё горячее и горячее... =)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

ФанМир

главная